Святой праведный Алексий Мечёв, московский старец (†1923)

«Отчего все святые апостолы, все до единого приняли мученический венец, погибли на крестах, были усечены мечом, а апостол Иоанн Богослов дожил до глубокой старости и мирно скончался? — спросил как-то батюшка Алексий, — оттого, что у апостола Иоанна была такая безпримерная, великая, неодолимая христианская любовь, что ее силе и мучители покорялись, и гонителей обезоруживала она, их злобу она загасила и превратила в любовь». У о.Алексия была именно такая любовь к ближним, и все его наставления, проповеди и слова — о любви. Он был богат этой милующей любовью, и каждому приходящему казалось, что именно его о.Алексий любит больше всех.

Алексий Мечёв родился 17 марта 1859 года в Москве в благочестивой семье регента кафедрального Чудовского хора.

С рождения жизнь о.Алексия связана с именем Cвятителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского. Он в своё время спас отца Батюшки от смерти на морозе и, увидев в этом промысел Божий, в дальнейшем заботился о спасённом ребёнке, а в последствии и о его семье.

Во время рождения о.Алексия (а роды у его матери, Александры Дмитриевны, были трудные) молился вместе с Алексеем Ивановичем Мечёвым об удачном разрешении его жены от бремени и предсказал: «Родится мальчик, назови его Алексием в честь празднуемого нами сегодня св. Алексия, человека Божия».

Алексий рос в семье, где царила живая вера в Бога, любовь, добросердечное отношение к людям.

Всю жизнь отец Алексий с благоговением вспоминал о самоотверженном поступке матери, которая взяла к себе свою сестру с тремя детьми после смерти ее мужа, несмотря на то, что и самим было тесно с тремя своими детьми — сыновьями Алексеем и Тихоном и дочерью Варварой. Для детей пришлось соорудить полати.

Алексей отличался тихим, миролюбивым характером, любил развеселить, утешить, пошутить. Но от шумного веселья удалялся, в разгар игр вдруг становился серьезен и убегал. За это прозвали его «блаженный Алешенька».

Учился Алексий Мечёв в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии, после окончания которой мечтал поступить в университет и стать врачом, чтобы наиболее плодотворно служить людям. Но мать воспротивилась этому: «Ты такой маленький, где тебе быть доктором, будь лучше священником». Алексию было тяжело оставить свою мечту, но против воли горячо любимой матери не пошёл. Впоследствии он понял, что обрёл своё истинное призвание, и был очень благодарен матери.

По окончании семинарии Алексий был определен в Знаменскую церковь Пречистенского сорока. Настоятель храма отец Георгий был человек крутой и придирчивый. Он требовал от псаломщика выполнения и таких обязанностей, которые лежали на стороже, обходился грубо, даже бил. Но Алексий все сносил безропотно и не высказывал жалоб. Впоследствии он благодарил Господа, что он дал ему пройти такую школу. Уже будучи священником отец Алексий пришел на отпевание отца Георгия, со слезами благодарности и любви провожая его до могилы.

«Таких людей надо любить как благодетелей», — учил он в дальнейшем своих духовных детей. Они указывают на недостатки, которые мы сами за собой не замечаем, и помогают нам бороться со своим «яшкой». Два у нас врага: «окаяшка» и «яшка» — батюшка называл так самолюбие, человеческое «я».

В 1884 году Алексий Мечёв женился на дочери псаломщика 18-летней Анне Петровне Молчановой и был рукоположен во диакона. К Анне сватались женихи-семинаристы, но она всем отказывала. Но лишь только познакомилась с Алексием, твердо сказала матери-вдове: «вот за этого маленького – пойду». Брак его был счастливым. Анна Петровна была с «характером» и на фотографиях ранней молодости смотрела из-под нахмуренных бровей. Но взаимная любовь этот характер заметно улучшила. На дальнейших снимках этот взгляд потеплел, напряженность черт лица сгладилась. Анна нежно любила мужа и глубоко сочувствовала ему во всем. Но она страдала тяжелым заболеванием сердца, и здоровье ее стало предметом его постоянных забот. В жене отец Алексий видел друга и первого помощника на своем пути ко Христу, он дорожил дружескими замечаниями жены и слушал их так, как иной слушает своего старца; тотчас стремился исправлять замеченные ею недостатки.

В семье родились дети: Александра (1888), Анна (1890), Алексей (1891), умерший на первом году жизни, Сергей (1892) и Ольга (1896).

19 марта 1893 года диакон Алексий Мечёв был рукоположен во священника маленькой одноштатной церкви Николая Чудотворца в Кленниках Сретенского сорока. Отец Алексий ввел в своем храме ежедневное богослужение, в то время как обычно в малых московских храмах оно совершалось лишь два-три раза в седмицу.

Святой Праведный Алексий Мечёв, московский старец (†1923)

«Восемь лет служил я литургию каждый день при пустом храме, — рассказывал впоследствии батюшка. — Один протоиерей говорил мне: «Как ни пройду мимо твоего храма, все у тебя звонят. Заходил в церковь — пусто… Ничего у тебя не выйдет, понапрасну звонишь«».

Но отец Алексий этим не смущался и продолжал служить. По действовавшему тогда обычаю москвичи говели раз в году Великим постом. В храме же «Николы-Кленники» на улице Маросейке можно было в любой день исповедаться и причаститься. Со временем это стало в Москве известно.

Как-то раз стоявшему на посту городовому показалось подозрительным поведение неизвестной женщины в очень ранний час на берегу Москвы-реки. Подойдя, он узнал, что женщина пришла в отчаяние от тягот жизни и хотела утопиться. Он убедил ее оставить это намерение и пойти на Маросейку к отцу Алексию. После этого случая, скорбящие и обремененные горестями жизни люди потянулись в этот храм. Батюшка всем спешил уделить внимание и утешить.

Небольшой деревянный домик, в котором помещалась семья о. Алексия, был ветхим, полусгнившим; в квартире всегда было темно и сыро. Скоро у матушки Анны Петровны началась сердечная водянка с отеками и мучительной одышкой. Она так страдала, что стала просить мужа перестать её вымаливать и скончалась 29 августа 1902 года в день усекновения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Отец Алексий был безутешен. Для него померк свет и он не хотел выходить к людям. В то время приехал в Москву святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. О.Алексию устроили с ним встречу. «Вы пришли разделить со мной мое горе?» — спросил его о. Алексий. «Не горе твое я пришел разделить, а радость, — ответил о. Иоанн. — Оставь свою келью и выйди к людям; только отныне и начнешь ты жить… Войди в чужое горе, возьми его на себя и тогда увидишь, что твое несчастье мало, незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет».

Благодать, Божия, обильно почивающая на кронштадтском пастыре, по-новому осветила жизненный путь о.Алексия. Он вступил на путь старчества, к которому уже был подготовлен многими годами подвижнической жизни.

Всех приходящих о.Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовью и состраданием. Каждому казалось, что его больше всех полюбили, пожалели, утешили. Батюшка никогда не возлагал бремени тяжелого послушания, указывая, что прежде всего следует взвесить силы и возможности. Но на что уж решился, то нужно выполнять во что бы то ни стало, иначе цель не достигается.

«Путь ко спасению, — постоянно повторял о.Алексий, — заключается в любви к Богу и ближним». Нужно утеснять себя ради блага близких нам людей, перестраивать свою душу, переламывать свой характер так, чтобы ближним было легко с нами жить. «Будьте для всех «солнышками»,- говорил он.

Отец Алексий теперь никогда не остается один, с утра до вечера отдаёт себя людям, он для них уже не только пастырь, а родной отец и заботливая мать. Вскоре о старце заговорила вся Москва. Церковь уже не может вместить всех желающих, «с раннего утра до поздней ночи толпится народ, среди простых людей, появляются профессора, врачи, учителя, писатели, инженеры, художники, артисты». Одно время о.Алексий стал посещать находящийся неподалеку Хитров рынок, пользовавшийся дурной славой. Он проводил там беседы с завсегдатаями городского дна. Но вскоре из-за все возрастающей нагрузки ему пришлось оставить это.

Крайне скудный в средствах, батюшка Алексий все-таки не проходил мимо нужды и горя ближнего. Однажды в Рождественский сочельник батюшка, сам имевший многодетную семью, оставил всё содержимое своего кошелька у больной женщины, которую пришел причастить. Приехав домой, он с горечью подумал: «Вот там нищета, и здесь нищета, там полуголодные дети, и здесь полуголодные дети, — правильно ли я поступил, что все отдал другим, а своим ничего не оставил?» Господь чудесно разрешил недоумение праведника. Неожиданно появился благотворитель, который пожертвовал о.Алексию достаточную сумму.

Никогда не обижался он ни на какие грубости по отношению к себе. «Я что… я убогий…» — говаривал он. Сторонился батюшка проявлений по отношению к себе знаков почтения, уважения, избегал пышных служб, а если приходилось участвовать, то старался встать позади всех. Тяготился наградами, они обременяли его, вызывали его глубокую, искреннюю скорбь.

Проповеди батюшки были просты, искренни, они не отличались красноречием. Главным их достоинством было то, что они несли практическое указание — как быть и что делать.

Когда его спрашивали, как наладить жизнь прихода он отвечал: «Молиться!» Призывал своих духовных чад молиться за панихидами: «Еще раз ты войдешь в соприкосновение с усопшими. Когда же предстанешь перед Богом, все они воздвигнут молитвенно за тебя руки, и ты спасешься».

Батюшка не одобрял, когда родители, стремясь в церковь, оставляли детей одних без призора. Благословляя мать с ребенком, и указывая на младенца, он ей внушительно говорил: «Вот здесь твои и Киев, и Иерусалим».

В нижнем жилом этаже храма Батюшка открыл церковно-приходскую школу, устроил приют для сирот и неимущих, в течение 13 лет преподавал Закон Божий в женской гимназии Е.В. Винклер; способствовал возрождению древнерусской иконописи, уступившей место живописи, благословив на писание икон свою духовную дочь Марию Николаевну Соколову (в последствии монахиня Иулиания).

О. Алексий очень чтил святыню храма чудотворную Феодоровскую икону Божией Матери и часто служил перед ней молебны. Однажды в преддверии событий 1917 года во время молебна он увидел, что из глаз Царицы Небесной покатились слезы. Это видели и присутствовавшие богомольцы. Батюшка был так потрясен, что не смог продолжать службу, и заканчивать ее пришлось сослужившему священнику.

Храм Святителя Николая в Клённиках

 

Интерьер храма святителя Николая в Кленниках на Маросейке

Число молящихся в храме все увеличивалось. Особенно после 1917 года и среди них немало молодежи, студентов, разочаровавшихся в революционных идеалах. После закрытия Кремля часть прихожан и певчих Чудова монастыря перешла в храм отца Алексия. В храме стали служить молодые образованные священники, помогая о.Алексию в проведении лекций, бесед, в организации курсов по изучению богослужения. В их числе сын отца Алексия отец Сергий Мечёв, рукоположенный во иерея в Великий четверток 1919 года, ныне также прославленный в лике святых как священномученик.

В тяжелые годы гражданской войны и всеобщей разрухи, многие хотели переехать в хлебородные южные области страны, на Украину. О.Алексий не давал благословения на переезды, приводя слова Господа, сказанные иудеям через пророка Иеремию не бежать от рабства вавилонского в Египет, где всех ожидает смерть. Оставшимся будет явлена милость Божия и избавление.

Отец Алексий создал удивительную духовную общину в миру. Одна из немногих, эта община выдержала времена самых страшных гонений и воспитала новое поколение ревностных служителей Церкви и благочестивых церковных людей. Особого внимания заслуживает традиция агап в общине. В ночь с субботы на воскресение (примерно с 1919 года) служилось всенощное бдение, затем литургия, а после нее в одном из помещений храма устраивалась трапеза с общением на духовные темы и чтением псалмов. Трапезы назывались агапами. Первоначально беседы на агапах выстраивал сам о.Алексей, но постепенно стал передавать ситуацию в руки собравшимся.

«Сюда заранее, кто мог, приносил что-нибудь из овощей, хлеб, сахар или конфетки карамельки для чая. Расставлялись столы, скамьи, стулья; приходили священнослужители и батюшка. Батюшка принимал участие в общей трапезе и, как на беседах по средам у себя на квартире, что-нибудь рассказывал, затрагивая самые насущные вопросы жизни и взаимоотношений. Высказывался кто-нибудь из присутствующих».

О. Алексий строил и межчеловеческие духовные и душевные отношения. Начал он просто с внимательного, ответственного, сострадательного отношения к своим духовным чадам, потом стал завязывать отношения между ними, постоянно трудился «над созиданием тесной духовной семьи». Он посылал кого-нибудь из сестёр навестить другую, заболевшую; давал что-нибудь съестное снести ей, благословлял, когда поздно возвращались, одну сестру ночевать у другой. И радовался, когда вечер проходил в чтении хорошей духовной литературы, и обязательно – в совместной молитве на ночь. Не благословлял ходить туда, где больше рассказы о новостях и прочая болтовня. Благословлял периодически собираться без него, указывая, что прочитать и на что обратить внимание. Постепенно о. Алексий приучил своих духовных чад служить друг другу кто чем мог, жить радостями и горестями друг друга.

Истинными духовными друзьями о.Алексия были современные ему оптинские подвижники — старец иеросхимонах Анатолий (Потапов) и скитоначальник игумен Феодосий (Поморцев). Они изумлялись подвигу московского старца «во граде яко в пустыни». Старец Нектарий говорил кому-то: «Зачем вы ездите к нам? У вас есть о. Алексий».

Почитал батюшку и архимандрит Арсений (Жадановский) как «мудрого городского старца, приносящего людям нисколько не менее пользы, чем какой-либо пустынник»; и святейший Патриарх Тихон, всегда считаясь с отзывом Батюшки в случаях хиротонии.

Дважды батюшку вызывали на собеседование в ОГПУ. Запрещали принимать народ. Во второй раз беседа была недолгой, так как увидели, что он тяжело болен, страдает очень сильной одышкой.

Епископ Арсений говорил: «Но если молитва бодрит и освежает человека, то принятие на себя страданий ближних сокрушает сердце пастыря, делает его физически больным». Батюшка Алексий стал страдать той болезнью сердца, от которой впоследствии скончался…

В последних числах мая о.Алексий уехал в Верею, где отдыхал прошлые годы. Он предчувствовал, что уходит навсегда. Перед отъездом отслужил в своём храме последнюю литургию, попрощался с духовными детьми и с храмом.

— Батюшка, как тяжело думать, что вас не будет.

— Глупыш, я всегда с Вами буду…

Скончался о.Алексий в пятницу 9/22 июня 1923 года. Смерть наступила сразу же, как только он лег в постель.

Литургию и отпевание совершал архиепископ Феодор (Поздеевский), о чем просил его в письме сам батюшка незадолго до смерти. Владыка Феодор находился тогда в тюрьме, 7/20 июня был освобожден и смог исполнить его желание. Всю дорогу до Лазаревского кладбища пелись пасхальные песнопения. Проводить о.Алексия в последний путь прибыл Святейший Патриарх Тихон, только что освобожденный из заключения и с восторгом встреченный народом. Исполнились слова Батюшки: «Когда я умру — всем будет радость».

Через 10 лет в связи с закрытием Лазаревского кладбища останки о.Алексия и его жены были перенесены на кладбище «Введенские горы», именуемое в народе Немецким. Над его могилой стоял мраморный памятник с небольшим крестом над ним. В нижней его части высечены столь близкие сердцу о.Алексия слова Апостола Павла: «Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов«.

Мощи святого праведного Алексия Мечёва

На Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года протоиерей Алексий Мечёв был причислен к лику святых для общецерковного почитания. Отец Алексий был канонизирован одновременно со своим сыном, священномучеником Сергием, и со множеством новомучеников и исповедников Российских. В 2001 году совершилось обретение мощей святого праведного Алексия Московского и перенесение их в храм свт. Николая. В настоящее время мощи святого праведного Алексия Мечёва находятся в Московском храме святителя Николая в Кленниках.

Святой Праведный Алексий Мечёв

Тропарь, глас 5:
Помози в бедах, утеши в скорбех, / пастырю добрый, отче Алексие. / Подвигом бо старчества миру просиявый, / веру и любовь Христову во мраце беззакония исповедал еси, / болезнуя сердцем о всех притекающих к тебе // И ныне за ны Бога моли, любовию чтущия тя.

Кондак, глас 2:
Велии труды любве и милосердия подъял еси, / праведный старче Алексие, / от святаго пастыря Кронштадтскаго благословение на помощь страждущим прияв, / беды и скорби людския яко вериги на рамо свое возложи. / Мы же ведуще тя молитвенника дерзновенна ко Господу, со умилением зовем ти: // моли Христа Бога спастися душам нашим.

Из духовных поучений старца Алексия Мечева

“При скорбях нужно не роптать и не спорить с Богом, а с благодарностью к Нему молиться. Господь не так, как люди; люди, если что-либо от кого потерпят, стараются отплатить, но Господь и в скорбях старается нас исправить. Если бы мы знали, как терпят другие, то не роптали бы”.

* * *

“Со слезами прошу и молю вас, будьте солнышками, согревающими окружающих вас, если не всех, то семью, в которой Господь вас поставил членом”.

* * *

“Будьте теплом и светом для окружающих; старайтесь сперва согревать собою семью, трудитесь над этим, а потом эти труды вас так завлекут, что для вас уже узок будет круг семьи, и эти теплые лучи со временем будут захватывать все новых и новых людей, и круг, освещаемый вами, будет постепенно все увеличиваться и увеличиваться; так старайтесь, чтобы ваш светильник ярко горел”.

* * *

«Господь говорит: “Доколе Я в мире, Я — свет миру”, — этим Он говорит, что наш долг — светить другим. А между тем, мы сами ходим во тьме, не только уж не светим другим, поэтому мы должны обращаться к Господу, просить у Него помощи, потому что мы, как бы сильны ни были, какие бы преимущества не имели, мы все-таки без Бога — ничто; и потом у нас великое множество грехов, и потому сами мы не можем достигнуть того, чтобы светить и согревать других. И Господь зовет нас в Свою Церковь и говорит: “Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вы”, — перестаньте надеяться на свое я, ищите помощи у Меня. В такое время тяжелое можно ли говорить, что смерть далека от нас, нет… ко многим из нас [она] очень и очень близка. Так спешите же исполнять свой долг, к которому призвал вас Господь, потому что, как Он Сам сказал, когда наступит ночь, тогда никто не может делать; всему, что мы ни делали доброго или злого, — всему конец. Поэтому спешите понять, в чем ваш долг, который мы должны исполнять со страхом и трепетом, какой вам дан талант от Господа.

А мне хочется плакать, и плакать, и плакать, видя, как многие из вас дожили до седых волос и не увидели своего долга, как будто не было никакой благодати, ничто их не касалось, как будто они были слепы от рождения. Нельзя же злоупотреблять милосердием Божиим без конца, проводить время в превозношении, злобе, ненависти, вражде. Господь зовет: приидите ко Мне, пока вы живы, и Я успокою вас”.

* * *

“Бывают минуты, когда очень хочется какому-нибудь человеку помочь, это, несомненно, Господь располагает так сердце на спасение другого; только будьте чистыми сосудами, чтобы Он мог через вас действовать и иметь орудием в Своих руках”.

* * *

“Господь и со Креста не сердится, простирает к нам руки и зовет нас. Хотя все мы Его распинаем, но Он есть любовь и готов все нам простить. У нас иногда считается простительным, когда устанешь, раздражиться или еще что (себе позволить), но при каких бы ты обстоятельствах ни находился, как бы ты ни устал или ни был болен, ты должен делать только так, как заповедовал Христос”.

Закон Божий. Святой Праведный Алексий Мечев

Источник: hram-troicy.prihod.ru

Просмотрено (890) раз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *