Святитель Тихон Задонский (†1783)

Святитель Тихон Задонский — один из крупнейших богословов Русской Церкви, причем в подлинно святоотеческом смысле — богословствовании от своего опыта. Тихону Задонскому пришлось жить в XVIII веке — веке атеизма по преимуществу, где вера понималась как этнографический признак простого народа. В России это усложнялось глубочайшим упадком Церкви после петровских реформ. Аверинцев называл Тихона Задонского «главным русским христологом», и действительно фигура Спасителя, особенно страдающего, занимает в трудах Тихона Задонского центральное место. Другая характерная черта его творчества – опасение за будущее христианства, понимание атеизма не просто как греха, а чего-то фундаментального в судьбах Европы. Его творчеством был увлечен Достоевский: старец Зосима (особенно его богословие) списано, часто дословно, с Тихона Задонского, а не с Оптинцев, как часто думают.

Детство и учеба

Будущий святитель родился в 1724 году в семье беднейшего причетника села Короцка (Валдайского уезда). В миру его звали Тимофеем Савельевичем Кирилловым. При поступлении в Духовное училище, по обычаю того времени, фамилию изменили: он стал подписываться Соколовским или Соколовым.

Отец умер рано и мать осталась с шестью детьми: у Тимофея было 3 брата и 2 сестры. Семья осталась в такой бедности, что однажды мать решила отдать младшего сына богатому ямщику, который хотел его усыновить. Старший сын ее, Петр, занявший отцовское место причетника, умолил ее не делать этого. «Мы научим Тиму читать, — говорил он, — и он будет где-нибудь пономарем!» Но годы шли, и Тимофей часто за один кусок черного хлеба целый день работал у крестьян.

В 1735 году вышел указ императрицы Анны Иоанновны, предписывавший забирать в солдаты всех недоучившихся детей представителей духовного сословия. Это побудило родных отдать Тимофея в Новгородское духовное училище. Повезла его мать, уже больная, да вскоре в Новгороде же и скончалась. Благодаря старшему брату Петру, служившему дьячком в Новгороде и взявшему его на свое иждивение, в 1738 г. Тимофей был записан в училище. Спустя два года он был принят в новоустроенную Духовную семинарию, в число 200 кандидатов, из общего числа 1000, как наиболее способный к наукам, на казенный счет. С этого времени он стал получать бесплатно хлеб и кипяток. «Бывало, как получу хлеб, половину оставлю для себя, а другую продам и куплю свечу, с ней сяду за печку и читаю книжку. Товарищи мои, богатых отцов дети, найдут отопки лаптей моих и начнут смеяться надо мною и лаптями махать на меня, говоря: „Величаем тя, святителю!“».

Обучался Тимофей в семинарии почти 14 лет, так как в ней остро не доставало учителей. Несмотря на все трудности, Тимофей был одним из лучших учеников семинарии. Он так преуспел в греческом языке, что стал его преподавать в этой же семинарии, сам еще ее не окончив! После же окончания некоторое время был преподавателем риторики и философии. Но жениться и получить место священника Тимофей не пожелал, как ни уговаривали его родные.

Позже он рассказывал, что два случая особенно повернули его ум и волю. Однажды, стоя на монастырской колокольне, тронул он перила, и они рухнули с большой высоты, так что он еле успел откинуться назад. Пережитая опасность дала ему яркое ощущение близости смерти и тленности всего сиюминутного. В другой раз чувство близости Бога он пережил как-то ночью. Вышел немного освежиться на крыльцо. «Вдруг разверзлись небеса, — рассказывал он, — и увидел я такой свет, что бренным языком сказать и умом объять нельзя. Это было на короткое время, и небеса встали в своем виде. От этого чудного видения я возымел более горячее желание уединенной жизни…»

Монашество и поставление во епископы

В 1758 г. его постригли в монашество с именем Тихон. В следующем году он был назначен ректором Тверской семинарии, где читал лекции по нравственному богословию. Причем читал их по-русски, а не по-латыни, как было до него принято. Кроме студентов, на его лекции приходило много посторонних лиц. Но впереди его ждало новое, еще более высокое поприще…

В 1761 году, в день Пасхи, в Санкт-Петербурге члены Святейшего Синода избирали епископа в Новгород. Посредством жребия предстояло выбрать одного из семи кандидатов. Смоленский епископ предложил приписать также имя Тверского ректора Тихона. Первоприсутствующий Синода сказал: «Молод еще…«, хотевший сделать Тихона архимандритом Троице-Сергиевой лавры, однако имя вписал. Жребий метали три раза и всякий раз выпадал жребий Тихона. «Верно, Богу так угодно, чтобы он был епископом» — сказал Первоприсутствующий. В тот же день Тверской Преосвященный Афанасий, помимо своей воли, помянул его, еще архимандрита, на Херувимской песни как епископа: «Епископство твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем», — и тут только, заметив свою обмолвку, с улыбкой прибавил: «Дай вам Бог быть епископом».

Святитель Тихон ЗадонскийСвятитель Тихон Задонский

В сильном волнении въезжал преосвященный Тихон в Новгород, город, в котором прошла его юность. Там он нашел свою старшую сестру, жившую в большой бедности. Он принял ее с братской любовью, хотел заботиться о ней, но она скоро скончалась. Святитель отпевал ее, и во гробе сестра ему улыбнулась. В Новгороде могила ее чтилась.

Воронежская кафедра

В 1763 г. переведен на Воронежскую кафедру. Воронежская епархия, от Орла до Черного моря, в то время была одной из труднейших для церковного управления и считалась «дикой».

Екатерининское царствование началось с отобрания в казну церковных вотчин. Монастырям и архиерейским домам было назначено крайне скудное содержание, отчего они приходили в запустение. Архиерейский дом в Воронеже окончательно развалился, кафедральный собор разрушался, разбитые колокола не звонили. Правительство Екатерины относилось с большею веротерпимостью к раскольникам и сектантам. Раскольники были освобождены от двойного подушного оклада, стали возникать единоверческие храмы и образовываться раскольничьи центры в Москве. На Украине расцвели секты духоборов, молокан, хлыстов, скопцов. Немало раскольников было в Воронежской епархии. Немало было там также казаков и беглых. Народ все буйный и распущенный. Среди высших классов были распространены французские вольнодумные идеи Вольтера и энциклопедистов. Русское общество было мало образовано и подхватывало модные идеи без критики и следовало им слепо, иногда до карикатурности. Кощунства и глупые выходки против Церкви считались признаком образованного, передового человека. Кто не проповедовал атеизма, считался закостеневшим фанатиком и ханжой. Еще по дороге в Воронеж святитель почувствовал себя очень плохо; а приехав и увидев разброд и оскудение, просил Святейший Синод уволить его на покой. Синод просьбы этой не уважил, и святитель покорно понес свой крест.

Всего 4 года и 7 месяцев пробыл он на Воронежской кафедре, но деятельность его как администратора, педагога и пастыря доброго была велика. Он объезжал огромную епархию, почти всю покрытую дремучими лесами или степью, часто просто верхом. Прежде всего он принялся за обучение духовенства, которое было необразованно и нерадиво до крайности. С трудом верится, что священники не только не знали службы, но даже не умели как следует читать, не имели Евангелия! Святитель сейчас же распорядился, чтоб после проверки не знающих службы и чтения присылали к нему. Всем приказал иметь на руках Новый Завет и читать его с благоговением и прилежанием.

Он много проповедовал, в том числе специально для духовенства, вызвав для этого преподавателей из Славяно-Греко-Латинской академии, издавая книги и рассылая их по уездным городам епархии. Владыка постоянно участвовал в воспитании будущих архипастырей, открывая во всех городах славянские школы, а затем учредив два духовных училища в Острогожске и Ельце. В 1765 году его трудами Воронежская славяно-латинская школа была преобразована в духовную семинарию. В то же время архиерей первым запретил в своей епархии телесные наказания священнослужителей.

В первый же год своего святительского служения в Воронеже владыка Тихон написал краткое поучение «О седми Святых Тайнах». Затем последовал труд «Прибавление к должности священнической о тайне святаго покаяния». Это сочинение представляет особый интерес потому, что в нем святитель учит двум подходам в построении исповеди для мирян: чувствуя в человеке глубокое покаяние и сокрушение о своих грехах, священнослужитель должен ободрять и утешать его, напоминая о милости и прощении Божием, чтобы не допустить проникновения уныния в его сердце. В ином случае священнику нужно, напротив, напоминать человеку о суде, о посмертном воздаянии, чтобы пробудить в нем сожаление о грехах.

Он научил народ чтить Божий храм и священников, а от богатых и знатных требовал милосердия к бедным. И нравы стали смягчаться. Пожаром, опустошающим души, называл святитель общественные гулянья, нескромные игры, нетрезвое веселье в праздники.

Народное гулянье во время Масленицы на Адмиралтейской площади в Петербурге». К. Е. Маковский, 1869

В грозных проповедях обличал он бесчинства масленицы и особенно языческий праздник «Ярило». Праздник этот начинался от среды после Троицы и тянулся до вторника Петровского поста. В среду с раннего утра шел народ из Воронежа и окрестных деревень на площадь за Московскими воротами, где раскидывались ярмарочные балаганы с различными приманками. Молодой человек в бумажном колпаке, украшенном бубенцами, лентами и цветами, с набеленным и нарумяненным лицом изображал собою Ярило. Он плясал неистовый танец, а за ним плясала и бесновалась пьяная толпа. Все это сопровождалось драками и руганью. И вот однажды — это было 30 мая 1765 года — в самый разгар безобразия неожиданно появился на площади святитель и, грозно обличая «смердящий» праздник, угрожал отлучением от Церкви. Он говорил с такою пророческой силой и пламенной убедительностью, что в один миг, тут же, на глазах святителя, толпа разнесла в щепки балаганы и лавчонки и чинно разошлась по домам. В следующее воскресенье святитель произнес в соборе обличительную проповедь, во время которой вся церковь стонала и громко рыдала. А после множество народу приходило к Владыке в его загородный дом и, стоя на коленях, со слезами каялись. Праздник Яриле больше не повторялся.

Для людей бедных и нищих к свт. Тихону всегда был свободный доступ. Нищих называл он (по слову Златоуста) Христовою и своею братиею. Народ любил своего пастыря. Про него говорили: «Надо его слушаться — а то он Богу пожалуется«.

На покое

Между тем усиленные труды расстроили здоровье святителя Тихона. Он испросил увольнение от должности и последние 16 лет (1767-1783 гг.) жизни провел на покое в Задонском монастыре.

Общий вид Тихоновского общежительного мужского монастыря. Литография 1915 года

Все время, за исключением 4-5 часов отдыха, у него посвящалось молитве, чтению слова Божия, делам благотворительности и составлению душеполезных сочинений. Ежедневно он приходил в храм. Дома он часто падал на колени и, обливаясь слезами, как самый тяжкий грешник, взывал: «Господи пощади. Господи помилуй!» Непременно каждый день он читал по нескольку глав из Священного Писания (особенно пророка Исаию), а в дорогу никогда не ездил без маленькой Псалтири. Вся его 400-рублевая пенсия шла на благотворительность, и сюда же направлялось все, что он получал в дар от знакомых. Часто в простой монашеской одежде он отправлялся в ближайший город (Елец) и посещал заключенных местной тюрьмы. Он утешал их, располагал к покаянию и затем наделял милостыней. Сам он был в высшей степени нестяжателен, жил среди самой простой и бедной обстановки. Садясь за скудный стол, он часто вспоминал о бедняках, не имеющих такого, как он, пропитания и начинал себя упрекать за то, что, по его рассуждению, мало потрудился для Церкви. Тут горькие слезы начинали течь из его глаз.

Святитель по характеру своему был горячим, раздражительным и склонным к превозношению. Много должен был он потрудиться, чтобы переломить в себе эти качества. Горячо взывал он о помощи к Господу Богу и стал преуспевать в кротости и незлобии. Когда слышал, проходя мимо, как иной раз издевались над ним монастырские служки или настоятель, говорил себе: «Так Богу угодно, а я достоин этого за грехи мои».

Раз сидел он на крылечке кельи и мучился помыслами самомнения. Вдруг юродивый Каменев, окруженный толпой мальчишек, неожиданно подбежал к нему и ударил по щеке, шепнув на ухо: «Не высокоумь!» И дивное дело, сейчас же почувствовал святитель, как бес высокоумия отступил от него. В благодарность за это положил святой Тихон выдавать юродивому ежедневно по три копейки.

Другой раз, в доме знакомого, он вступил в беседу с одним дворянином вольтерьянцем и кротко, но так сильно во всем опровергал безбожника, что гордый человек не вытерпел и, забывшись, ударил святителя по щеке. Святитель Тихон бросился к нему в ноги и начал просить прощения, что привел его в раздражение. Это смирение святителя так подействовало на дерзкого оскорбителя, что тот обратился к Православной вере и после стал добрым христианином.

Но самым тяжелым искушением для святителя была безотчетная тоска и уныние. В такие минуты кажется, что от человека отступает Господь, что все погружается в непроглядный мрак, что сердце каменеет, а молитва останавливается. Возникает ощущение, что Господь не слышит, что Господь отвращает Лицо Свое. Такое безблагодатное состояние невыносимо тягостно, так что иноки в такие периоды переходят из одного монастыря в другой, а часто и совсем оставляют иноческий подвиг. Святитель боролся с приступами уныния различными средствами. Или работал физически, копая грядки, рубя дрова, кося траву, или уезжал из монастыря, или усиленно трудился над своими сочинениями, или пел псалмы. Часто помогало в такие минуты скорби общение с друзьями, которых он навещал подолгу, иногда месяца по три и больше. Друзья, разгонявшие облака душевной грусти святого Тихона, — схимонах Митрофан, елецкий купец Кузьма Игнатьевич и старец Феофан, которого святитель звал «Феофан, моя утеха». Немудрый, добрый и наивный старичок часто утешал святого Тихона своей детской ясностью и простотой беседы. Но иногда уныние бывало чрезмерным.

Как-то напало на святителя уныние, доходившее до отчаяния, случилось это на 6-й неделе Великого поста. Восемь дней не выходил он из кельи, не принимал ни пищи, ни питья. Наконец написал Кузьме, чтоб приехал немедля. Тот встревожился и, несмотря на весеннюю распутицу и половодье, сейчас же приехал. И любовь друга, который с опасностью для жизни отозвался на зов, и беседа с ним совершенно успокоили святителя. И тут произошел случай, о котором упоминают все жизнеописатели святого Тихона: неожиданно вошел он в келью к отцу Митрофану и застал его и Кузьму Игнатьевича за ужином. Оба были чрезвычайно смущены, так как ели уху и рыбное заливное в неположенное по уставу постное время. Святитель не только успокоил словами «Любовь выше поста», но и сам отведал ухи, чем растрогал их до слез.

На покое святитель Тихон написал свои лучшие духовные произведения. Плодом размышлений его о природе и о людях, который святитель Тихон завершил на покое, были «Сокровище духовное, от мира собираемое» (1770) и «Об истинном христианстве» (1776).

Свои благодатные дары прозрения и чудотворения святитель Тихон тщательно скрывал. Он мог ясно видеть мысли своего собеседника, предсказал наводнение 1777 г. в Петербурге, а в 1778 г., в год рождения императора Александра I, предсказал многие события его царствования и в частности, что Россия спасется, а Захватчик (Наполеон) погибнет.

Кончина

Последние годы своей жизни святитель Тихон посвятил молитве и почти полному уединению, готовясь к смерти. За три года до кончины он каждый день молился: «Скажи ми, Господи, кончину мою». И тихий голос на утренней заре сказал: «В день недельный». После этого ему было сказано во сне: «Потрудись еще три года«.

К смерти у святителя были приготовлены одежда и гроб: часто он приходил плакать над своим гробом, стоявшим скрытно от людей в чулане: «Вот до чего довел себя человек: будучи сотворен от Бога непорочным и бессмертным, как скот зарывается в землю!»

Незадолго до смерти он увидел во сне высокую лестницу, на которую должен подняться и многих людей, следовавших за ним и поддерживавших его. Он понял, что эта лестница обозначает путь его в Царствие Небесное, а люди — это те, кто слушал его и будет его поминать.

Скончался святитель в воскресенье, как и было ему возвещено, на 59-м году жизни 13 августа 1783 года. «Смерть его была столь спокойна, что как бы заснул». Отпевал его близкий друг, епископ Воронежский Тихон (Малинин). Погребён святитель Тихон был в Задонском Рождество-Богородицком монастыре.

Задонский Богородицкий мужской монастырь

Задонский Богородицкий мужской монастырь, ныне именуемый Рождество-Богородицкий мужской епархиальный монастырь, был основан в начале XVII века. Два благочестивых старца-схимонаха Сретенского Московского монастыря Кирилл и Герасим прибыли на берег реки Дон с Владимирской иконой Божией Матери и основали здесь монастырь. Первый построенный ими в 1630 году храм был посвящен Пресвятой Богородице. С этого начинается история монастыря, впоследствии обретшего славу Русского Иерусалима.

Задонский Рождество-Богородицкий монастырь, Собор Владимирской иконы Божьей матери

Через несколько лет святитель Тихон явился во сне схимонаху Митрофану и сказал ему: «Бог хочет меня прославить». Нетленные мощи святителя Тихона были обретены в 1845 г., а 12 августа 1861 г. он был причислен к лику святых. В годы советской власти святые мощи Тихона Задонского были изъяты. Второе их обретение состоялось в 1991. Ныне мощи Святителя почивают в Богородицком монастыре города Задонска Липецкой области.

Рака с мощами святителя Тихона Задонского
7 заветов святителя Тихона Задонского
По материалам портала «Русская семерка» (автор: Екатерина Оаро)

1. Искать в горе счастья

Не раз в своих сочинениях святитель Тихон подчеркивал важность победы над собой, называл именно эту победу – истинным счастьем христианина. Побеждается «смирением гордость, гнев кротостию и терпением, ненависть любовию»… Если помнить об этой высокой цели, становится ясно, как удавалось святому радоваться многочисленным бедствиям – ведь они помогали ему увидеть зло, которое кроется в его сердце, а значит, и побороть его. Читаем и у Достоевского слова старца Зосимы: «Много несчастий принесет тебе жизнь, но ими-то ты и счастлив будешь…»

2. Искать везде Бога

Нет такого места, где бы не присутствовал Бог, и помнить об этом полезно. С одной стороны, чтобы было стыдно грешить, с другой – чтобы не искать одобрения ни у кого, кроме Него: «Он на всяком месте, но местом не заключен: Он со мной и с тобой, и со всяким человеком. Хотя мы Его и не видим, как духа невидимого, но часто чувствуем Его, присутствующего в наших скорбях, помогающего в искушениях, утешающего в печалях, пробуждающего духовные и святые сокрушения, желания, движения и помышления, открывающего грехи в совести нашей, посылающего нам скорби на пользу нашу, утешающего кающихся и скорбящих. Перед Ним делает человек все, что делает, перед Ним говорит, перед Ним помышляет — добро или зло».

3. О глупости греха

Грех страшен, темен и… глуп. Ведь если посмотреть на него ясным взором, увидишь, как ничего не выигрываешь, совершая его: «Всякий человек грешит и тем казнит себя! Сам грех его — казнь ему. Обижает другого — и обижается сам, уязвляет — и уязвляется, озлобляет — и озлобляется, бьет — и бывает битым, убивает — и убивается, лишает — и лишается, клевещет — и оклеветан бывает, осуждает — и осуждается, хулит — и хулится, ругает — и бывает поруган, прельщает — и прельщается, обманывает — и обманывается, унижает — и унижается, смеется — и бывает осмеян. Словом, какое бы ни сделал зло ближнему, себе большее зло делает. Так грешник ту меру, которую мерит ближнему своему, себе наполняет с избытком!»
«Согрешить — дело человеческое, но упорствовать в грехе — дело дьявольское», — писал Тихон Задонский, давая надежду кающимся и устрашая грешников.

4. Думать, прежде чем стать начальником

Начальники – тема и простая, и сложная, и открытая, и деликатная одновременно. Начальнику сложно, но необходимо быть настоящим христианином, побеждающим свои страсти. «Худо и немысленно людьми повелевать, а от страстей быть обладаему», — пишет святитель. Разум и добрая совесть нужны начальнику, чтобы не быть, как слепой, без дороги, и созидать, а не разорять общество. «Честь изменяет нрав человеческий, но редко к лучшему. Многие были бы святыми, если бы не были в чести. Подумай об этом, христианин, и не берись за тяжесть выше твоей силы». Самыми же большими вредителями общества Тихон Задонский называет лихоимцев, говоря, что они страшнее иноплеменных врагов. «Долг начальствующих – спасать, а не губить».

5. Не смотреть свысока

Начальнику или не начальнику – всякому непросто увидеть самого себя, найти и не побояться заглянуть в глубины своей совести. Особенно сейчас, когда множество теорий переплетаются безо всякой системы в голове человека, и он умеет посмотреть на все под десятью углами. Святитель Тихон здесь, как и многие святые отцы, за простоту. И чтобы было написано просто, приводит ясную метафору: «Как с высокой горы рассматривающие долину часто не видят находящихся в ней рвов, ям, текущих по ним нечистот, так случается и с высокоумными. Они, смотря на себя свысока, видят только поверхность свою, а отвратительных нечистот сердца своего, часто тайных, но не менее оттого безобразных и гнусных, не видят».

6. Измерять силу искушениями

Тем, у кого тяжелые искушения, святитель советует радоваться, ведь Бог не попустит человеку искушение выше его силы. Если же искушения нарастают – это может значить, что человек крепнет духовно, и может больше на себя взять. Это может значить внимание Божие и Его любовь. «В хрустальный или стеклянный сосуд легко ударяет мастер, чтобы не разбился, а в серебряный и медный крепко бьет; так немощным легкое, а крепким тягчайшее попускается искушение».

7. Учиться настоящей любви

Кажется, и беды, и счастье, по святителю Тихону, — признак Божьей любви к человеку. И если человек любит Его в ответ, то он любит и все, что полюбил Господь. А значит, и каждого человека. «Такова истинная любовь – любить без всякой корысти и делать добро без надежды на воздаяние», — пишет Тихон Задонский. И добавляет о радости: «Явный признак любви Божией есть сердечная радость о Боге. Ибо что любим, о том и радуемся. Так и Божия любовь не может быть без радости». Недаром этому светлому и любвеобильному пастырю молятся в унынии и об излечении от депрессии, прося его научить человека радоваться о Боге.

Тропарь, глас 8
От юности возлюбил ece Христа, блаженне, образ был еси словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою и смирением; темже и вселися в Небесныя обители, идеже предстоя Престолу Пресвятыя Троицы, моли, святителю Тихоне, спастися душам нашим.

Иной тропарь, глас 4
Православия наставниче, благочестия учителю, покаяния проповедниче, Златоустаго ревнителю, пастырю предобрый, новый России светильниче и чудотворче, паству твою добре упасл еси, и писаньми твоими вся ны наставил еси; темже венцем нетления украшен от Пастыреначальника, моли Его спастися душам нашим.

Кондак, глас 8
Апостолов приемниче, святителей украшение, Православныя Церкве учителю, Владыце всех молися мир вселенней даровати и душам нашим велию милость.

Источник: hram-troicy.prihod.ru

Просмотрено (1074) раз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *